avtomat_kx

Category:

Секреты деревенских русских знахарок.

К знахаркам русских деревень в СССР относились исключительно как к  носительницам суеверия, а после его распада – как к обладательницам  тайных магических знаний. На деле, те из знахарок, что не были просто  подражательницами, были даже меньше суеверны, чем крестьяне, а за их  «магией» стояли приёмы, которые активно использовались и официальной  медициной. Со временем этнографы смогли «разгадать» секреты знахарок и  опровергнуть оба стереотипа об этих деревенских лекарках.  

Знахари узнали свойства растений раньше фармацевтов

Фармацевтика признаёт и признавали лечебные свойства отдельных растений –  то есть, наличие в них активных химических веществ, которые можно  использовать как лекарства. Внимательно фармацевтика всегда относилась и  к форме, в которой должны быть поданы больному эти растения. Но вот  некоторые известные знахаркам вещи долгое время считались суевериями.  Речь идёт о поверьях, в какую пору следует собирать то или иное лечебное  растение, вплоть до часа дня, а не только времени года. К ним примыкают  поверья, где стоит собирать растения, а где – нет. Но уже к нашему  времени известно про суточные и годичные циклы цветов и трав, и  действительно, и количество активных химических веществ зависит от  недели года (а ещё лучше, количества дней от начала цветения или  набухания почек), и лёгкость извлечения этих веществ из растения – от  времени дня, в которое оно было сорвано. Также растения могут  накапливать в себе не очень приятные посторонние вещества, если растут  там, где их слишком много.  Получается, «суеверия» были только следствием многопоколенных  экспериментов и наблюдений – не таких систематичных, как это случается в  научном мире, но с тем же конечным эффектом.  

Какую молитву шептать над отваром травы, было действительно важно

В деревнях не было часов и секундомеров. Время определяли очень  приблизительно. Тем не менее, когда крестьянка по выданному ей рецепту  готовила лекарственный отвар, важно было как-то дать ей понять, сколько  времени этот отвар следует готовить, чтобы действующие вещества стали  доступны из-за разрушения клеток растения, но сами не разрушились.  Молитва была замечательным способом обозначить временной отрезок.  Молились обычно с той же скоростью, что на службе каждое воскресенье –  общая, привычная для всех скорость. Так что ту или иную молитву можно  было использовать как достаточно точный таймер. Был и побочный эффект,  психологический. Манипуляции с отварами всегда навевали мысли о зельях,  что заставляло клиенток напрягаться – но под молитву разве можно было  совершить что-то антихристианское? Таким образом, клиентки спокойнее  вовремя обращались к знахаркам за помощью, а не тянули с таким страшным  делом до последнего.  Как ни странно, крестьянки больше любили лечиться, чем это принято  рассказывать в литературе. Другой вопрос, что их не устраивали  медицинские советы, требующие отрыва от труда – крестьянки просто не  могли себе этого позволить. Но не могли они себе позволить и серьёзно  заболеть, так что старались вовремя принимать доступные им меры против  простуд, развивающихся нарывов и так далее. Меры по лечению мужа тоже  предпринимали именно женщины.  

Знахари вовсю использовали эффект плацебо

Чем проще человек, тем он внушаемее – и тем эффект плацебо на нём  сработает ярче. Это одна из причин, почему лечить крестьянина через  внушение и убеждение в чём-либо было достаточно эффективно. Вторая –  нехватка медицинских средств. В её условиях и представители вполне  традиционной медицины стараются подкрепить то лечение, что дают,  психологическим воздействием. Это одобряемый способ, он показывал свою  эффективность не раз. Особенно любила им пользоваться в двадцатые годы  гениальная советская учёная-психиатр Груня Сухарева (а где ей было в  двадцатые найти достаточно много эффективных таблеток для страдающих от  ментальных расстройств?)  Секрет эффективного применения эффекта плацебо был в том, чтобы не  просто пообещать, что станет хорошо, а поставить дополнительные условия,  которые потребуют от человека концентрации внимания при их выполнении, и  описать точные признаки улучшения состояния. То есть, давая, например,  «пилюлю» из сахара (дорогой компонент, уже сам по себе делающий  лекарство важным в глазах крестьянина) и какой-нибудь травяной массы со  слабым эффектом, знахарка наставляла каждый раз, принимая пилюлю,  например, трижды креститься и бормотать имя Христа и добавляла, что на  другой день начнёт выходить жёлчь, и после этого живот будет болеть всё  меньше и меньше, а жар пойдёт на спад. Дальше ей оставалось надеяться,  что она не ошиблась с определением болезни и что больной так поверит в  его слова, что его организм начнёт работать в нужную сторону сам.  

Ничего не зная о психотерапии, знахари умудрялись прибегать и к ней тоже

Крестьянская жизнь была полна тревог, и тревожность выливалась часто в  веру, что на человека навели порчу – с соответствующими  психосоматическими симптомами. Побороть нечто настолько в условиях  деревни можно было только одним способом: заставить человека сделать  нечто не менее пугающее, чтобы он почувствовал, что преодолел.  Преодолевал он при этом свой страх, но был уверен, что именно порчу.  Так, знахарка могла отправить «порченого» ночью обходить могилу с  какими-нибудь особенными словами. Мертвецов крестьяне боялись до ужаса,  и, справившись с заданием, достигали, так сказать, катарсиса.  Кроме того, знахарки могли прибегать и к простым психологическим приёмам  для решения проблем именно с психологической подоплёкой: заикания и  тиков у детей, постоянных ссор между мужем и женой. Сказка о том, как  муж с женой то и дело набирают заговорённой воды в рот, когда хотят  что-то резкое сказать друг другу, именно об этом. Кроме ограничений,  знахарка могла рекомендовать какое-нибудь простое проявление ласки и  заботы, например, чесать друг друга на ночь с каким-нибудь приговором  или условием.  

Знахари прибегали к методу доктора Хауса

Одна из претензий к народной медицине состояла в том, что порой знахарки  применяли по несколько средств за раз, беспорядочно. На деле в  отсутствии лаборатории для анализа крови и мочи знахарки просто  прибегали к диагностике через химическое воздействие, как в сериале про  доктора Хауса. Они давали лекарство, от которого при одной болезни  станет хуже, а при другой легче, и, не отходя от больного, смотрели на  эффект. В зависимости от результата делали выводы и меняли лекарство или  добавляли новое. Это действительно могло выглядеть как беспорядочные  действия, но в практически полевых условиях трудно было найти метод  диагностики эффектнее.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded