Интересное в сети

Интересное в мире

Previous Entry Поделиться Next Entry
Дмитрий Харатьян - заложник одного образа переживший испытание славой!!!
avtomat_kx

21 января празднует свое 58-летие актер театра и кино, народный
артист России Дмитрий Харатьян. Его самая известная роль – Алеши Корсака
в фильме «Гардемарины, вперед!» – на долгие годы закрепила за ним
амплуа романтического героя и принесла невероятную популярность. И это
сыграло с ним злую шутку. Став заложником одного образа и пережив
испытание славой, Харатьян впадал в затяжные депрессии и злоупотреблял
алкоголем. Впрочем, ему удалось преодолеть кризис среднего возраста и
найти в себе силы изменить и свой экранный образ, и свое отношение к
жизни.


Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя




Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя


Дмитрий Харатьян в фильме *Розыгрыш*, 1976


Дмитрий Харатьян не мечтал об актерской профессии и в кино впервые
попал совершенно случайно – когда он учился в 10-м классе, его знакомая
решила прийти на пробы в фильм «Розыгрыш» Владимира Меньшова и попросила
сходить с ней за компанию. В результате Харатьян получил свою первую
главную роль, которая стала для него успешным кинодебютом и сразу же
закрепила за ним амплуа романтичного юноши с гитарой.


Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя


Кадр из фильма *Зеленый фургон*, 1983


В прессе его часто называют армянином по отцу и гардемарином по
матери, и в этой шутке есть немалая доля правды. На четверть актер
действительно армянин по отцу, и из-за своей нерусской фамилии он даже
испытывал сложности в профессии. Однажды ему предложили роль Пушкина, он
удачно прошел пробы, на которых с помощью гримеров удалось достичь даже
портретного сходства. Но худсовет его не утвердил – великого русского
поэта не мог играть актер с армянской фамилией.


Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя


Актер в юности


Всесоюзная популярность пришла к нему в 1987 г., когда он сыграл роль
Алеши Корсака в фильме Светланы Дружининой «Гардемарины, вперед!».
Правда, на эту роль был уже утвержден другой актер – Юрий Мороз, но он
был занят съемками своего дипломного фильма и отказался от участия в
этом проекте. Харатьян появился, когда съемки были уже в самом разгаре.
Долго убеждать режиссера не пришлось – он только начал петь «Как жизнь
без весны, весна без листвы…», Дружинина поняла, что она нашла главного
героя. После выхода фильма на актера обрушилась невероятная популярность
– девушки присылали мешки писем, преследовали его повсюду и одолевали
вниманием. Правда, звездной болезни ему удалось избежать – по признанию
актера, у него всегда была заниженная самооценка, что и спасало. Свой
успех Харатьян был склонен объяснять скорее везением и счастливым
стечением обстоятельств, чем собственной гениальностью.


Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя


Кадр из фильма *Гардемарины, вперед!*, 1987


Эта роль стала знаковой для Харатьяна и на долгие годы стала его
визитной карточкой. Возможно, это было заложено генетически: «Мои
прадеды были дворяне, не слишком известного рода, но с титулами. Линия
гардемаринов пошла от прапрадеда (по матери) Степана Гамзекова. Он был
мореплавателем, а потом — управляющим островом Унгун на Алеутских
островах. И женился он на алеутке. От них и начался род гардемаринов.
Мой прапрадедушка, например, тоже им был. Его 1917-м году расстреляли в
Хельсинки революционные матросы. Ему было всего 27 лет. И гардемарина
Алексея Корсака я сыграл, когда мне исполнилось 27 лет. Поэтому, я
думаю, что «Гардемарины» появились в моей жизни не случайно. Это зов
предков», – рассказывал актер.


Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя


О том, что такое точное попадание «в десятку» – одновременно и удача,
и беда для актера, Харатьян понял позже. Ни зрители, ни режиссеры не
хотели его видеть в другом амплуа. Актер признавался: «Есть шлейф,
который, как мне кажется, мешает режиссерам разглядеть во мне что-то
новое, иное. И вообще, это отдельная работа для режиссера – менять
сложившийся актерский образ. Парадокс – чем ярче ты сыграешь роль, тем
сложнее тебе потом сосуществовать с этим ярким образом в профессии… За
успех яркого образа потом приходится расплачиваться всю актерскую
жизнь».


Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя


Первый серьезный кризис настиг актера в 33 года. До этого возраста он
жил «наотмашь» – пил, курил, не спал по несколько дней, не заботился о
своем здоровье и внешнем виде. Актер признается, что даже начал
спиваться и превращаться в запойного алкоголика. К тому же, после
«Гардемаринов» наступило пресыщение – все цели были достигнуты, внимания
и славы было слишком много. В течение двух лет он пребывал в тяжелейшей
депрессии, выйти из которой помог психотерапевт. В 37 и в 42 года
Харатьян пережил еще два кризиса. Однако точку в своей разгульной жизни
он поставил сам – говорит, что сработал инстинкт самосохранения. С тех
пор у него произошла серьезная переоценка ценностей, он занялся своим
здоровьем и изменил образ жизни.


Дмитрий Харатьян: заложник образа романтического героя


Долгое время Харатьян был заложником образа романтического героя, но,
начиная с фильма «Тайны дворцовых переворотов», он начал играть
«исключительно обаятельных мерзавцев, мерзопакостных гаденышей и отпетых
негодяев». Смене имиджа способствовали и те изменения, которые
произошли с возрастом с самим актером: «На самом деле я давно вырос.
Время гардемаринов уже в прошлом… Я начинал романтиком, но романтизм
свойствен больше молодым людям, верящим в идеалы, в любовь, добро,
дружбу. А мне всё-таки уже 50 лет. Не могу сказать, что с годами я стал
желчным, но тем не менее многие иллюзии меня уже покинули. И наши
гардемарины для меня – герои минувших лет. Мне неинтересно всю жизнь
оставаться Алёшей Корсаком».





Последние записи в журнале


?

Log in

No account? Create an account